16+
Живу в Красноярске – слушаю АВТОРИТЕТНОЕ РАДИО!
Елена Некрасова Елена Некрасова
Сейчас в эфире:
Архваренье: смастерить фестиваль

Архваренье: смастерить фестиваль

Ведущий: Анна Прохорова

Анна Прохорова: Это действительно «Метро», зовут меня Анна Прохорова, приветствую всех, кто в хорошем настроении по поводу понедельника. Поздравляю сегодня всех пиарщиков, я чуть-чуть к этому числу тоже принадлежу. Нужен ли пиар в красивых вещах, мы тоже немного об этом поговорим с нашими гостями. Мы сегодня обсуждаем прошедший фестиваль «Архваренье» с Артёмом Бегишевым и Александром Осадчим. Тема дословно звучит: «Архваренье: смастерить фестиваль». Здравствуйте, ребята!
Артём Бегишев: Здравствуйте!
Александр Осадчий: Добрый день!

А. Прохорова: Послушаем на вас небольшое досье. Прокомментируйте обязательно, вдруг что-нибудь забыли.

Артём Бегишев – архитектор,  Александр Осадчий – бизнесмен, учредители фестиваля "Архваренье". Наши гости утверждают, что "Архваренье" дает возможность не забывать людям о том, что можно творить красоту своими руками. 

А. Прохорова: Артём, Саша, что скажете?
А. Осадчий: Ну, сразу бы хотелось сказать, что помимо нас, есть еще два человека, это Лариса Бегишева и Алексей Шишкин.

А. Прохорова: Расскажите, что такое «Архваренье»?
А. Осадчий: «Архваренье» - это, в первую очередь, сообщество людей, которые из года в год приезжают на какую-то площадку, в последние несколько лет, она у нас более-менее постоянна, и создают, творят руками и головой. Что на самом деле сейчас достаточно ценно. Для чего они это делают? По большому счету «Архваренье» - это чистое, кристаллизованное творчество.

А. Прохорова: Что такое площадка? Скажите, просто поле, холмики, дикое место, вдоль трассы…
А. Осадчий: Идея нам пришла 6 лет назад, и мы решили тогда поехать куда-нибудь на Красноярское море, и помимо того, что мы стоим в палатках и загораем, сделать какие-нибудь инсталляции. Мы предложили это друзьям, они поддержали, мы поехали и сделали все это. И первое наше мероприятие прошлое в посёлке Даурское. Всем участникам это все понравилось, и на следующий год нас уже сами стали просить: «А давайте повторим». А пошло второе мероприятие, третье, четвертое, пятое и шестое. Важно отметить, что это всё делается по фану, нам от этого весело и интересно делать, у нас есть единомышленники. И спустя 3-4 года мы увидели, что у общественности появляется какой-то запрос, они тоже хотят это видеть, приезжать и смотреть. И потихоньку мероприятие от междусобойчика превращается в «Фестиваль Света».

А. Прохорова: Давайте объясним водителям, которые нас сейчас слушают. Это действительно "Фестиваль Света", недалеко от города, на Дрокинском плато, где люди строят объекты, которые потом подсвечиваются. Сколько вы кубов леса вывозите для строительства, 6?
А. Осадчий: В этом году было 20.
А. Прохорова:… И когда темнеет, наступает нереальная красота и просто обычный человек, который знает куда ехать, может добраться и посмотреть?
А. Бегишев: Мы всегда стараемся оповещать, что ехать нужно и смотреть нужно! В силу своих возможностей. Но мы стараемся не распространяться в глобальном смысле, во всех СМИ. Стараемся сохранить камерность, не смотря на огромный поток гостей.
А. Осадчий: Это проект для души. Если перейти в плоскость формальных формулировок, то, что мы делаем в мире не ново. В мире куча есть лэнд-арт фестивалей, и в Красноярске он тоже теперь есть.
А. Прохорова: Где мир, а где Дрокинское плато, как говорится…
А. Осадчий: Есть московский фестиваль «Архстояние» - очень хороший пример, в мире есть еще более масштабный фестиваль Burning Man.
А. Прохорова: Есть еще иркутский, который зимой проводится, есть еще в Питере какой-то.
А. Бегишев: Екатеринбург, Иркутск, Новосибирск…
А. Осадчий: Везде подобное что-то проводится и у нас помимо того, что приезжают ребята из Красноярска, в этом году были гости из Барнаула, Кемерово и Иркутска. В общем, понятно, что за пределы Красноярского края это как-то вываливается. Люди хотят, люди ждут, люди приезжают. Вот кстати еще один фестиваль архитектурный «Зодчество».

А. Прохорова: Скажите мне по-честному, вы кто? Архитекторы, бизнесмены, дизайнеры, кто вы?
А. Осадчий: В первую очередь, мы друзья, и с каждым годом круг наших друзей растет. Но что происходит непосредственно на площадке: собираются люди, которые близки идейно, как это сейчас можно говорить, заняты в креативной индустрии, что уже неправильно называть «Архваренье», чисто архитектурным фестивалем, потому что у нас на площадке живут и мастерят и математики, и дизайнеры, и рекламщики…
А. Бегишев: Физики!
А. Осадчий: Так вот, все эти люди собираются и неделю строят город своей мечты. У нас абсолютно созидательная атмосфера. Почему кстати «варенье», потому что происходит варенье,  что-то происходит, люди крутятся, вертятся и т.д. И все это выражается в тот день, когда эти объекты запускаются. А дальше нужно каждому желающему приехать на площадку и просто для себя понять и почувствовать. Потому что совершено незнающие люди приезжают на площадку и говорят: «У вас так круто!». А нам это нравится, это один из самых главных мотиваторов.
А. Бегишев: Чуть не основополагающая из мотиваций – это благодарность публики. Потому что, например, в этом году, приехало большое количество наших знакомых, которые слышали и все никак не могли доехать, они ходили с такими глазами по 5 рублей, «Как у вас здесь здорово».

А. Прохорова: Хорошо, фестиваль прошел, что вы теперь будете делать с этими объектами? Они продаются, живут какой-то своей отдельностью жизнью, или может приехать бизнес посмотреть, заказать себе? Расскажите, как есть?
А. Осадчий: Объекты остались на месте, единственное, сейчас они никак не подсвечены. Хотя мы ставили задачу, чтобы эти объекты могли «работать» и днем, и ночью.
А. Бегишев: Объекты остаются на площадке. И можно приехать, посмотреть. Но объекты в этом году самодостаточны. Только света там уже не будет.
А. Осадчий: В один из годов девочки делали объект «Светодиодные цветы». И он уехал в Московский дом Художника, например. То есть у некоторых из них, жизнь продолжается.

А. Прохорова: Так как насчет того, чтобы перевести эти объекты в город, чтобы они дальше радовали горожан?
А. Осадчий: Объекты построены под конкретное место. Были предложения увести некоторые объекты в город, в Центральный парк, но как они там будут «работать» непонятно.

А. Прохорова: Давайте слегка абстрагируемся от темы, почему как вы думаете так мало в городе Красноярске красивых объектов? Я знаю только Васю Слонова. У нас что, так мало людей, кто может творить?
А. Осадчий: Объективно, у нас есть спрос у общественности, но почему-то он не удовлетворяется теми, кто может его удовлетворить. Когда объекты идут в город, здесь начинается немного другая история: должны быть другие материалы, фурнитура, чтобы конструкции были устойчивыми, конструкции должны учитывать среду и т.д.

А. Прохорова: А вы допускаете такой вариант, что завтра звонит вам наш мэр и говорит: Ребята, вот есть набережная, вот вам заказ на ее благоустройство? Что вы скажете?
А. Осадчий: Если говорить про нашу набережную. Вы бы знали, сколько вариантов нашей набережной предлагали местные архитекторы: их очень много и есть очень шикарные концепции. Почему это не реализуется. Мы не знаем, это вопрос времени, денег и приоритетов. Но наша набережная – самое недооценённое место в городе!

А. Прохорова: Расскажите напоследок, как вас найти, как следить за вами. Я вот прямо себя ненавижу, что не поехала туда!
А. Бегишев: Мы есть в соцсетях, добавляйтесь и следите. Обязательно приезжайте к нам в следующем году.
 

Смогли бы ли вы построить дом своими руками?
Да
55%
0%
Нет
45%
0%

Хотите поздравить хорошего человека любимой песней? Пришлите заявку!
Отправить заявку