30.11.2022

Любовь через домашнее насилие Часть 2

Гость: Наталья Пальчик, Ксения Наделяева

Анна Прохорова

Метро всех приветствует. У меня сегодня две гостьи, очень эмоциональная и очень серьезная тема, которая требует буквально детального разбора, погружения в какие-то понятия. Мы говорим о любви через домашнее насилие. Это уже вторая часть программы, потому что мы начинали этот разговор. Сейчас мы его продолжаем. У меня в гостях Наталья Пальчик, директор общественной организации Кризисный центр для женщин их семей, подвергшихся насилию «Верба». Наташа, добрый вечер.


Наталья Пальчик

Добрый вечер.


Анна Прохорова

И Ксения Наделяева. Девушка, пережившая насилие, согласившаяся об этом рассказать. Организатор акции «Не виновата». Мы об акции тоже очень подробно поговорим. Ксения, добрый вечер.


Ксения Наделяева

Добрый вечер.


Анна Прохорова

Чтобы было понятно, мы будем обсуждать такие понятия, как абьюз, тиран. Эти понятия не имеют отношения к конкретному полу человека. То есть мы сейчас не говорим о том, что все мужчины плохие или наоборот, все женщины плохие. То есть, это общее понятие, которое имеет отношение с точки зрения гендера и к одной половине, и к другой. Это я сразу заявляю, чтобы у вас не возникло желание позвонить в эфир и отругать нас за то, что мы не очень литературно обсуждаем мужчин. Сталкивались вы или ваши близкие с домашним насилием? Возможно, вам удастся голосовым образом отправить нам сообщение, рассказать свою историю. И самое главное, ваш опыт — удалось вам или нет пережить эту данную жизненную ситуацию, потому что это очень важно. В принципе, то, что мы говорим об этом вслух. Еще с героиней с собственной историей, это, действительно, очень важный момент. Я настаиваю, чтобы вы сделали свои радиоприемники погромче. Девушки возвращаюсь к вам. Я очень хочу с Ксении начать, потому что не хочется, во-первых, вас томить, чтобы вы долго волновались. А во-вторых, конечно же, нужно пользоваться вашим присутствием. Очень редко, кто соглашается в эфире, проговорить вслух то, что с вами произошло. Я предоставляю вам слово. Подождите. Во-первых, скажите мне, пожалуйста, сколько вам лет?


Ксения Наделяева

Мне 24.


Анна Прохорова

Вы очень юно выглядите, такая невозможно хорошенькая и такая вся хрупкая, компактная. Я просто даже сама переживаю. Если вы сейчас будете говорить о каких-то вещах. Как вам удалось это пережить? То есть то, что было и как вы вышли из ситуации?


Ксения Наделяева

Эта история произошла, когда я училась в школе, в классе девятом, это история первой неудачной любви, которая уж слишком неудачно закончилась. Мы познакомились через общих знакомых и как всегда, это все закрутилось, завертелось все здорово, все классно. Но в какой-то момент мы просто начали ссориться и ссориться настолько сильно, потому что мы просто были разными людьми. Но эти ссоры выходили сначала редко, потом все чаще, чаще, и чаще. И в какой-то момент они происходили практически каждый раз. И это дошло до того, что мне первый раз дали пощечину, причем со словами: «Ну, ты же понимаешь, что ты виновата сама, ты меня довела. Вот получи.» Еще немножечко скажу про себя, что я была очень замкнутым ребенком в детстве. В школе у меня не было много друзей и сквозь эти отношения друзей у меня вообще не осталось. То есть человек преследовал цель именно оградить меня от моего окружения, сделать так, чтобы я осталась одна и максимально много проводила с ним время. То есть, это такой эгоцентричный тиран.


Анна Прохорова

А можно узнать, он намного старше вас был или нет?


Ксения Наделяева

Мы одногодки были, он даже, нет, он был постарше на несколько месяцев, буквально. И вот после этого случая получилось так, что я осталась к этому моменту уже одна, без друзей. К сожалению, с родителями у меня тогда были не такие близкие отношения. Наверное, еще важно сказать, что у меня не было отца, у меня не было модели поведения мужчины в отношениях, как таковой. И, возможно, это…


Анна Прохорова

То есть, вы просто не знали, как себя вести, как на что реагировать?


Ксения Наделяева

В общем-то, да и мне не к кому было обратиться. Мне действительно казалось, что я виновата, потому что настолько решающей уже была фигура моего молодого человека на тот момент, что, ну, как бы, я по другому и даже подумать не могла. Мы замяли этот вопрос, но все начало происходить все чаще и чаще, и одними пощечинами это не ограничивалось. Бывали случаи, что я, вот конкретный, например, мы опять-таки поссорились. Я очень хотела уйти, а на меня набросились со словами: «Дура! Ты куда пойдешь вообще сейчас?» Отшвырнули в другую часть комнаты. И я начала, естественно, плакать. У меня началась истерика. Мне сказали нецензурное слово. Ну, грубо говоря, достала меня — плакать, и навесили еще профилактических люлей таких.


Анна Прохорова

Ну, то есть он вас бил?


Ксения Наделяева

Да. Ну, еще к тому же он был намного выше меня, намного больше. Он еще занимался спортом. Поэтому, в принципе, в физическом плане я ему проигрывала вообще 100%. И такие ситуации повторялись достаточно долго, и это все больше и больше вгоняло меня в какую-то депрессию. Ну, оторванность от мира была, вообще, максимальной. Я практически все время плакала. К сожалению, ни в школе особо этому внимания не предали. От родителей я старалась это скрывать. И на тот момент помогли мне мои подруги, с которыми мы поругались, которые все-таки решили через где-то полгода, наверное, восстановить со мной общение. И тогда я им не рассказала, но они видели, в каком я состоянии, они собирались меня поддерживать, старались проводить со мной время. И это мне, действительно, помогло. Но, к сожалению, на этом история не закончилась, потому что как часто в таких ситуациях я впала в зависимость, потому что мне казалось, что кроме этого человека меня никто уже никогда не примет. И вообще, кому я такая нужна, потому что меня постоянно унижали, помимо всего прочего, в этих отношениях. И это продолжалось все где-то около года, после чего, параллельно он нашел себе другую девушку. И в какой-то момент он сказал, что мы больше не будем общаться, что мы расстаемся, мы это все дело заканчиваем, но через какое-то время он появился в моей жизни снова. И этот промежуток был настолько короткий, что я еще не смогла отойти. И то есть я была, страшно подумать, даже отчасти рада, что как бы ко мне человек вернулся, но это все продолжилось с учетом того, что у него еще была другая девушка, которую он тоже, как оказалось, в итоге тоже бил, над которой издевался. Ну, примерно так же, как и надо мной. И это все продолжилось еще энное количество времени. А я уже закончила школу, я поступила в училище, там я нашла себе еще друзей, и первый раз нормально обсудила эту проблему с моей одногруппницей, за что ей очень большое спасибо. К сожалению, мы сейчас не общаемся, но это дало мне силы оборвать отношения вообще. То есть обсуждение и взгляд другого человека со стороны на то, что происходило.


Анна Прохорова

То есть, сам факт проговаривания. То есть, я высказываюсь, говорю о том, что меня беспокоит. То, что в моей жизни происходит, кому-то, какому-то другому человеку.


Ксения Наделяева

Да. И поддержка с его стороны мне дали возможность и силы просто заблокировать везде. И пытаться это все пережить, отпустить. К сожалению, я тогда не обратилась к специалистам. Я ходила какое-то время к психотерапевту. Мне не помогло. Я почему-то не обратилась в кризисный центр, хотя очень надо было. И я вот хочу сказать, если вдруг кто-то узнал, что у его подруги, друга какая-то такая ситуация или, не дай бог, попал сам в такую ситуацию, обязательно обратиться к специалистам, потому что это невероятная помощь и поддержка, это поможет быстрее справиться с проблемой и хорошо жить дальше, потому что меня до сих пор, к сожалению, преследуют некоторые проблемы, которые были не проговорены и не пережиты.


Анна Прохорова

А вот вопрос у меня. Я уже хочу, чтобы Наталья подключилась. Ну, во-первых, я так поняла, что достаточно продолжительно, года два, наверное, это продолжалось все. В вашем случае, вы ни с кем об этом не говорилию. И он вас больше не преследовал после того, как вам удалось все заблокировать и остановить отношения? То есть, он вас больше не преследовал, вы больше не встречались?


Ксения Наделяева

Нет, я переехала, получается, я из Санкт-Петербурга, я жила в пригороде и переехала в сам Питер. И как бы, не появлялась дома, грубо говоря, в родном городке и возможности видеть или встретиться случайно у меня не было.


Анна Прохорова

Получается, отпочковалась, в физическом смысле. О какой помощи Ксения говорит? Что было бы важно? И вот эта девушка, которая подруга, одногруппница, она оказалась в какой-то момент рядом. Я не знаю, это ли цепочка правильных вопросов или просто Ксении нашелся человек, который слушает.


Наталья Пальчик

Человек, который слушает, слышит и дает обратную связь, что это не норма, так не должно быть. Человек не для этого рожден, чтобы быть избитым в отношениях, в этих нет любви. Вот когда сегодня тему озвучивали, что про любовь через домашнее насилие? Но нет, когда есть насилие, нет любви, любовь там заканчивается, там уже какие-то другие отношения вступают в силу. Но не про любовь, там как раз и не про уважение, не про принятие, не про что-то еще. Поэтому очень важно, конечно, чтобы кто-то дал эту обратную связь, с чем свериться. Она говорит о том, что я жила и не знала. В 16 лет она думала, что она никого в жизни не встретит. А что говорить о женщинах там, например, с тремя детьми, ипотекой и чем-то еще?


Анна Прохорова

Вы представляете, они еще жили в разных квартирах. А если эти люди живут еще вместе, то есть это же вообще целая цепочка зависимостей, начиная от бытовой, заканчивая детьми. Момент я просто хочу уточнить. Давайте сначала начнем. Вот что, Наташа, такое абьюз? Мы бесконечно с вами этот термин произносим. Что это такое?


Наталья Пальчик

Ну, это система отношений, в которых в основе лежит проблема власти и контроль одного человека над другими. Когда мы говорим про насилие в семье, то это в системе близких отношений. Бывает, что со стороны мужчин, женщин, в отношении детей точно также. То есть история, когда у одного есть проблема власти контроля, и он почему-то решает, что он имеет право вот так физически, психологически унижать, сексуальное применять насилие или экономическое. Когда мы встречаем, например, что он за 300 рублей, которые были выделены, истратила 320 на колготки, была избита. Ну, то есть вот эти вещи, они никак не связаны с нормальными человеческими отношениями, а именно с системой вот таких агрессивных действий, в основе которой лежит проблема власти и контроля.


Анна Прохорова

Вот вы, юная, очень много таких девчонок, которые действительно выросли в модели определенной семьи, не знают, как должно быть. Даже если много кино смотрели, но все равно не понимают, в кино не очень правда. На каком этапе, если человек владеет информацией, она должна попасть к специалисту. Не постесняться, не забояться. Знать, куда и как это должно выглядеть.


Наталья Пальчик

Как только она понимает, что это не те отношения, ради которых она выходила замуж, собственно, никак ее не ведут к тому образу, который у нее есть в голове, никак не связаны с любовью, с уважением, с принятием, с ее жизненными ценностями. В этот момент стоит уже задуматься, стоят эти отношения того или нет, что там происходит в этих отношениях? Ну, как минимум, если мы видим, когда мы разговариваем, например, с девчонками молодыми, про то, как на стадии свидания распознать, например, насилие. Мы говорим о том, что посмотрите, как устроены отношения в его семье. Например, если вы вхожи в семью. Как они в обычной жизни друг с другом, если там норма орать друг на друга и матом посылают, значит, вы с этим очень быстро столкнетесь после конфетно-букетного периода. Если там норма, например, жестоко относиться к животным. Например, он может взять и пнуть жестоко собаку, выкинуть куда-то с лестницы, то, значит, вот очень большая вероятность, что вы будете следующая, ну и так далее.


Анна Прохорова

В Ксенином случае, это классический тиран, насколько я понимаю?


Наталья Пальчик

В Ксенином случае классический еще безнаказанный, насколько я знаю, Ксенину историю, там не только физическое, еще сексуальное насилие было. То есть, человек измывался, как мог, пользуясь тем, что человек не представляет вообще куда обратиться. И в таком вакууме находится, действительно так. Если вы чувствуете, что вы находитесь в изолированном постоянном, как бы, ну, таком вакууме. То есть у вас нет друзей уже постепенно, подруги — не надо с ними общаться, надо общаться только со мной, с родственниками тоже отношения испорчены. И вы постепенно оказываетесь одна и абсолютно зависима и психологически, финансово. Зачастую, если дети там, тем более, от второго человека. Поэтому, конечно.


Анна Прохорова

Мы, чтобы первую часть закончить, хочу что-то прикладное, чтобы люди, понятное, услышали. То есть если есть такие ощущения или человек на пороге таких ощущений, не важно, не надо доводить до крайней точки, например, физического насилия, для начала. Просто погуглить — Психологический центр поддержки.


Наталья Пальчик

Кризисный центр «Верба», нас находят через хэштеги — когда меня бьют или там, например, насилие в семье или как узнать о насилии? Вот через такие поисковики. Просто позвонить нам на телефон 231-48-47. Просто позвонить, спросить я вот думаю, у меня — это насилие или нет, как вы считаете? И просто эту ситуацию обсудить.


Анна Прохорова

Метро продолжает свою работу. Меня по прежнему зовут Анна Прохорова. По прежнему у меня в гостях Наталья Пальчик, директор общественной организации Кризисный центр для женщин и их семьи, подвергшихся насилию «Верба». Ксения Наделяева, девушка, пережившая насилие, рассказавшая свою историю, она организатор акции «Не виновата». И мы как раз к сути вот этой акции должны перейти. Мы с Натальей уже обсудили, что такое понятие абьюз, кто может быть абьзером, то есть независимо от гендерного какого-то отношения, даже ребенок может подвергнуться абьюзу, и он может подвергнуться как со стороны мамы, так и со стороны папы. Да чего уж там говорить, со стороны классного руководителя, коллектива, одноклассников и так далее. То есть, это очень большая такая история, это все про абьюз. Мы поговорили о том, вот это очень важный пункт, чтобы вы понимали, не надо дожидаться чего-то страшного в вашей жизни, нужно искать так или иначе возможности обращения к специалистам. Это и Ксения несколько раз подчеркнула в своем рассказе. В нашем с вами случае у нас есть центр для женщин и детей «Верба». Вы можете просто погуглить, можете позвонить и даже просто поинтересоваться. Вот то, что со мной происходит, это абьюз или нет. То есть, это очень важный момент. Тут как это все, Наташа, работает: спасение утопающих — дело рук самих утопающих? Правильно?


Наталья Пальчик

Ну, безусловно, здесь все равно заявительного характера, так скажем, никто догнать и причинить добро здесь очень сложно. И у всех разный момент, когда наступает вот эта точка, когда она понимает, что все это предел и надо уже что-то с этим делать. Конечно, много всяких разных обстоятельств, дети, ипотека, квартиры, что там еще, маленький доход, негде жить. Все это как бы, может быть, в кучу сплетено, и принять резкие движения какие то, что надо просто уходить, закрывать дверь и как можно быстрее спасаться, очень сложно, действительно сложно. И женщина пытается, и много культурных, и религиозных, много всяких вещей, которые заставляют женщину там, я не знаю, нести свой женский крест, какой бы не был — отец, там, я не знаю, там жена — шея и прочее.


Анна Прохорова

Ой, я вас умоляю. Бог терпел и нам велел, и так далее. Мы в этой культуре выросли, мы знаем все про терпение. Это абсолютно точно.


Наталья Пальчик

Все это, как бы останавливает женщину, конечно же, в этой ситуации. Поэтому очень сложно. И этот первый шаг сделать. Это, безусловно.


Анна Прохорова

Вот момент, мне очень интересно. Вот этот момент психологический — проживание Ксении, уже постситуация. Потому что она живет в счастливом образе, рассказав о процессе, подключив каких- то других людей. Вот этот психологический момент, как бы отработки — это и есть ее проект. Вот то, что она придумала, вот эта акция, это и есть как раз то, что ее восстановит?


Наталья Пальчик

Ну, многим это дает хотя бы свободу, она начала об этом говорить, и это ей развязало руки. По крайней мере, она начала, ну, как бы появилась возможность просить об этой помощи. Она увидела, что люди говорят — да, это не норма, так не должно быть. Конечно, ты чего сидишь? Давай скорее. Вот такой есть ресурс. Другое, когда часто скукоживается, как бы до очень маленького тоннеля, наше осознание, когда действительно, вот как Ксения рассказывала, что постоянные унижения, оскорбления, что ты никому не нужна, ты никчемная жена, никчемная мать, ну, человек буквально пропащий, и она каждый день это слышит и начинает думать ну, правда, блин, может, не найду никого никогда.


Анна Прохорова

Еще такой момент — что стыдно, стыдно признаться.


Наталья Пальчик

И как бы вроде дети, вроде дети как бы. Вот если даже, например, детей не трогает, а вот у них на глазах избивает мать, например.


Анна Прохорова

Но это же еще страшнее.


Наталья Пальчик

Это страшно. Дети воспринимают это как абсолютную норму отношений и дальше все по цепочке пошло.


Анна Прохорова

Я просто хочу как раз закрутить к акции, вот к этой — «Не виновата». И Ксения расскажет, как это родилось. Вот сама идея, что включает в себя идея, эта акция. И как вы уже состыковались? Я же понимаю, что вас именно акция свела.


Ксения Наделяева

Да. Я хочу сразу заметить, что «Не виновата» — это не моя идея, это акция, которая проходит уже несколько лет в крупных городах, где обычно она приурочена к восьмому марта, где проходят различные мероприятия, в поддержку людей, которые пережили домашнее насилие. В этом году я присоединилась к акции достаточно поздно, можно сказать, я просто увидела, что она проходит здесь, и у меня появилась идея провести в рамках акции, так, как она идет не один день, она идет практически две недели, она уже началась 25 ноября и закончится 10 декабря. У меня появилось несколько идей для мероприятий, и я написала Анастасии Королевой, это вот непосредственно человек, который в этом году запустил акцию здесь, в Красноярске и спросила, можно ли там предложить что-то и можно ли провести что-то и какие вообще мероприятия будут? И Настя сказала, что то-то, то-то, то-то у нас есть. Если у тебя есть какие то идеи, пожалуйста.


Наталья Пальчик

Хочешь — организовывай.


Ксения Наделяева

Да, можешь организовать. И как раз, я подключила свою подругу Дарью, с Дарьей Наталья знакома, и мы решили написать, сначала написать, потом встретиться уже с непосредственно представителями «Вербы», со специалистами. Потому что было интересно не только какие-то развлекательного характера мероприятия провести, но и образовательного. Потому что действительно я, как и человек, непосредственно заинтересованный в такой акции, и в таких мероприятиях, мне очень хотелось, чтобы были представлены и непосредственно там люди, которые помогают.


Анна Прохорова

Потому что вам в свое время именно таких людей не хватало.


Ксения Наделяева

Да, безусловно. Ну и хотелось, чтобы девушки, которые, ну, и не только девушки, вообще, люди, которые придут, они с этой информацией потом либо помогли бы себе или помогли бы своим близким, либо вообще знали, что вот такие случаи есть. И если что, нужно делать вот так, вот так и вот так. К сожалению, потому что проблема очень актуальная. Вот и мы начали работать вместе.


Анна Прохорова

Наташ, вот тут я уже прошу вас подхватиться — И?


Наталья Пальчик

И вот они мне сначала написали, потом мы встретились, это такие параллельно совершенно истории были, и мы пошли встречаться с молодыми людьми, девчонками, в основном. Хотя, на на встречу недавно приходили молодые люди, рассуждали, откуда берется насилие. Им очень интересно, как вообще это возникает, вообще, на какой почве? Как сделать так, чтобы оно у тебя не возникло в отношениях? Вот эти все темы мы обсуждали. А ребята, вот, планируют разные экшны. И вот четвертого числа тоже будет мероприятие, где они делают выставку картин, за пожертвования. И эти пожертвования идут на счет нашей организации в качестве такой поддержки. Пусть она небольшая, конечно. Но вдруг кто-то сейчас нас услышит, захочет в большем объёме нас поддержать. То есть, работа специалистов, которые помогают, их, конечно, надо поддерживать.


Анна Прохорова

А вот вы сказали мне, Наташ, я сейчас вас перебью. Вот сейчас проходит эта акция. Очень, кстати, странно, что она приурочена к восьмому марта. Почему?


Ксения Наделяева

Ну, это же международный день женщин. Изначально борьбы за права.


Анна Прохорова

Понятно. Но мы же понимаем, что абьюзу подвергаются не только женщины. То есть, это как-то можно шире и не обязательно там две недели, можно и весь год как-то пропагандировать. На самом деле, да, волонтерское желание просто сдвинуть что-то с места. Очень хорошо, что сложилось все.


Наталья Пальчик

25-го международный день борьбы с насилием в семье.


Анна Прохорова

Вот это как раз, более понятно, чем 8 марта. Мы говорили с Натальей до эфира, обсуждали вот какой момент, что вот эти два осенних месяца, октябрь и ноябрь, просто какое-то нереальное количество людей, которые обратились конкретно в ваш центр.


Наталья Пальчик

Почти вдвое количество, именно по теме насилия в семье, увеличение звонков. Конечно, здесь много что сложилось. И мировая повестка, такая, не дающая нам уверенности в завтрашнем дне, так скажем, и сезонные какие-то сложности у людей бывают. Поэтому здесь много что и коронавирус. Теперь такие истории с войной, они, конечно, ну, как бы сложно переживаемы, и люди теряют немножко ориентиры, теряют какие-то почвы под ногами. И, конечно, страдает, кто в первую очередь — те, кто рядом, те, кто более зависимы от тебя люди, близкие. Проще всего на ком сорвать негатив, стресс, на ком проще всего отыграться, конечно, на близких людях.


Анна Прохорова

Тогда ситуативный конструктивный вопрос — что делать, если люди в семье раньше не замечали каких-нибудь признаков агрессии, а вот именно сейчас непонятно от чего, от повестки, от того, что накопилось, ну, может быть, сезонное тоже, не знаю, но сейчас ведут себя как-то по другому. Вот по такому вопросу можно обращаться в центры?


Наталья Пальчик

Да, можно по любому. Но то есть все, что связано с насилием, с конфликтами, будь они в маленькой форме или в большой, конечно, можно обращаться. У нас есть несколько там, напересчет счастливых случаев, когда приходили двое, когда они оба понимали, что есть проблема в семье, в отношениях, их обоих это не устраивало. И это все, считай — это залог успеха этих отношений. Потому что у обоих есть желание их сохранять. Но есть понимание, что нужны какие-то другие способы и все, можно работать с одним, с другим в семейной терапии. И здесь есть шанс. Поэтому, конечно, если у тебя есть ощущение, что что-то происходит не так, что ты уже себя не чувствуешь спокойно, уверенно, что семья перестала быть местом силы, так скажем. Ну, по крайней мере, безопасным местом, куда ты приходишь, где не надо вздрагивать и угадывать, как ключом открывается дверь. Можно сегодня поужинать спокойно или же надо прятаться где-то за щеколдой туалета. Поэтому, очень важно, чтобы если ты понимаешь, что что-то не то — лучше прийти, обратиться за помощью, ну, просто, может быть, одного разговора достаточно, чтобы просто сверить часы и посмотреть, что да, вот здесь напряжение есть. Это, может быть, не связано с насилием, а просто с какой-то психологической ситуацией, продумать, как можно ее смягчить, какие-то ходы. Возможно, просто психологическую здесь придумать стратегию, действие какое-то такое не сложное. И ситуация разрешится. А может быть, там действительно уже все не очень хорошо.


Анна Прохорова

Мы в прошлый раз с вами обсуждали вот эти, как вы говорите, по пальцам пересчитать, количество пар, которые приходят на консультацию или обсудить, или проговорить хотя бы сложившиеся ситуации. А в любых других случаях, если не считать этих счастливых людей, которые по парам принимают решение и входят в проблему, и выходят из проблемы. А в любых других случаях, насколько велика вероятность абьюзера, ну, условно вылечить, то есть абьюзеру измениться? Есть вообще такие истории?


Наталья Пальчик

Есть такие истории. Но как правило, внешние обстоятельства должны быть достаточно жесткие. Но, например, в других странах есть альтернатива, либо ты садишься в тюрьму, например, либо ты идешь на психотерапию.


Анна Прохорова

Ну, то есть ты сам выбираешь?


Наталья Пальчик

Ты выбираешь тот или иной вид решения проблемы — либо в тюрьму и получаешь наказание, либо принудительное, но психотерапия. И человек решает. Но даже в этом случае, там тоже по статистике, 50%-60% только счастливых исходов. То есть, конечно, человеку, у которого есть внутри проблема власти и контроля, очень сложно понять, что что-то он делает не так. Он абсолютно убежден в этой своей позиции, что он имеет на это право — воспитывать, указывать, строить всех там и видеть в своих близких какую-то часть себя, которой он может спокойно управлять и не спрашивать.


Анна Прохорова

Подождите, я сейчас к Ксении обращусь по этому вопросу. То есть они сами-то не переживают вообще? Подождите, так это же каждый раз все по накатанной — извинения, что больше такого не повторится.


Наталья Пальчик

Спросите у Ксении, как быстро менялся этот период? Как правило, первое время извинение и потом примирение.


Анна Прохорова

То есть мне стыдно, я обычно так не делаю.


Ксения Наделяева

Передо мной не извинялись. После этого мне говорили: «Ты виновата в том, что я делаю.» То есть переносили ответственность с человека на меня непосредственно, что я такая, спровоцировала. И вот тебе нужно подумать о том, почему же ты вот так себя ведешь, что я вот провоцируюсь на такие действия.


Анна Прохорова

Просто есть еще нюансы, когда взрослые девочки попадают на эту удочку. Но там другое поведение совершенно. То есть там такая сладкая тирания, там как раз горы, сначала букетов, дорогих подарков. Потом с какими-то ситуациями куча извинений.


Наталья Пальчик

Потом эта история схлапывается, все становится короче, все меньше этих роз и чего-то еще.


Анна Прохорова

По большому счету, женщины всегда говорят ну, он сам так переживает, что он это сделал. То есть, на самом деле, никто не переживает.


Наталья Пальчик

Он переживает за внешнюю сторону, что жена побитая, например, это не то, что он хотел, чтобы действительно, что-то как будто бы вот как-то что-то тут не так в отношениях, вот как-то смотрит она на меня не так, зареванная, там еще что-то. Искреннего раскаяния, как правило, там немного. Есть понимание, что, наверное, что-то не так. Если бы на этом моменте, например, его друг сказал: «Да ты что, это же вообще! Это не норма отношений, ты иди к психологу со своей агрессией. Что-то делай, раз ты не можешь с этим справиться.»


Анна Прохорова

Вот тоже интересно, надо прямо поискать. Я сейчас к нашему продюсеру обращаюсь. Вот прямо надо поискать, когда мужчина бы смог рассказать, что в их компании есть такой тиран или был такой тиран, что они это обсуждают, что мужчины друг другу говорят нет, это ненормально. Так не может быть. И это, наверное, будет нашим таким финальным уже блицем. Ксения, скажите, пожалуйста, вы сейчас часто встречаете девочек, у которых происходит в жизни вот такие ситуации?


Ксения Наделяева

Ну, в рамках фестиваля сейчас мне довелось пообщаться с большим количеством людей, которые столкнулись с темой домашнего насилия, но в своей повседневной жизни не очень. Более распространенная история про насилие родителя над ребенком у меня, у знакомых. К сожалению, многие с этим столкнулись. А вот именно в отношениях, не знаю, с чем это связано. Видимо, у меня не очень много знакомых. Я не очень часто сталкиваюсь.


Анна Прохорова

Вот интересный момент, Наташа. Потому что, это такой нюанс, о котором, с одной стороны, гудит все средства массовой информации, с другой стороны, полнейшая тишина, потому что никто не признается. Какой вы совет дадите, если что — сразу спасаться в соцсетях, вываливая свою историю или сначала что-то другое попробовать?


Наталья Пальчик

Соцсети — это просто ресурс. Как правило, это ресурс, когда уже все дошло до такой крайности, что нужно уже общественное мнение привлекать для того, чтобы суд вынес какой-то вердикт. До этого, по большому счету, первое, что мы делаем, это пишем заявление в полицию, описываем все факты и так далее. То есть, если нет ни одного заявления, там есть такая история, что ты можешь там несколько заявлений, это уже уголовное дело. Поэтому если нет никакого обращения, то, считай, ничего и не было. То есть, это слово на слово будет рассматриваться.


Анна Прохорова

Я говорю Ксении огромное спасибо за то, что она, во-первых, пришла в студию. Мне было приятно познакомиться, и Наталье тоже за наш конструктив. Опять же, вот вторая серия закончилась нашей встречи. И я думаю, что и третья, четвертая все-таки должна быть в обязательном порядке, чтобы мы как можно чаще просто вслух говорили о том, что мы не можем сказать чаще всего нигде. Даже выясняется, что соцсети уже кипят, когда уже все очень плохо. Я всем желаю абсолютнейшей любви. Я так понимаю, что Ксения у нас абсолютно в любви. Человек еще в таком творчестве сейчас работает. Еще такой общественной деятельностью занимается. В общем, чтобы вы почаще улыбались, очень хочется. Девушка, вы очень хорошенькая.


Наталья Пальчик

Куда четвертого нам надо прийти, Ксения?


Ксения Наделяева

Да, хотелось бы, конечно, сказать про нашу акцию. И если вас эта тема заинтересовала, не обязательно самому что-то переживать. Просто если вам интересно, в рамках акции, у нас 4-го декабря пройдет встреча в культурном центре Ядро.


Наталья Пальчик

Там и мы будем со специалистами. Девчонки, которые пережили насилие. Мы разберем эти истории.


Ксения Наделяева

Истории абстрактные. И если кто-то захочет рассказать свою или рассказать историю друга, он может вынести этот вопрос на обсуждение. Мы будем очень рады всем!


Анна Прохорова

Спасибо большое. Я благодарю вас еще раз за эфир. На этом я прощаюсь. Меня зовут Анна Прохорова. Услышимся.