10.01.2023

Новые законы. Как изменится наша жизнь в Январе?


Сергей Васильев:

Сегодня мы будем обсуждать то, как изменится наша жизнь, начиная с января. Потому что законы у нас, как правило, на месяц не принимаются. Принимаются значительно дольше. Я уже говорил о том, что пока мы праздновали, пачка таких законов вступила в силу. Сегодня в гостях вместе со мной Андрей Лопатин, юрист, руководитель группы компаний «Правовая информатика» И Игорь Артемьев налоговый эксперт. Давайте начнем с самого, наверное, такого звонкого объединения, назовем это так. Единый социальный фонд теперь у нас появится в государстве. С 1 января он начал свою работу. Вроде как. Ну, обещал начаться, и все эти работы по объединению будут проходить до 2025 года. Так вот, что же это такое? Это объединение Пенсионного фонда России и Фонда социального страхования в некую единую структуру. Значит, снижать или повышать страховые пенсионные выплаты государство пока не планирует. Но в связи с этим есть масса всяких текущих и сопутствующих вопросов и законов, и так далее, и так далее, и так далее. Давайте начнем с того, что определимся — а для чего же вообще вот это слияние произошло?


Андрей Лопатин:

Ну, тут смотрите, какой момент. Это нормальная практика разных организаций, особенно министерств, ведомств. Помните, были агентства, там, службы и так далее. То есть, это все, с одной стороны, административная штука, бояться которой не надо. С другой стороны, очевидно, что есть финансовые последствия и, так скажем, удобство административного регулирования, я бы так это назвал. И я даже допущу, что, может быть, это рано об этом говорить, но в моем понимании через 10 лет они еще и с налоговой, скорее всего, сольют это все, и это станет еще одним каким-нибудь финансового ведомством. Возможно. Вопрос для обычных граждан здесь поменяется формат работы, и все еще находится в стадии формирования, потому что, действительно, два года на это дано. Для налогоплательщиков поменяется ситуация с оплатой налогов, но мы об этом будем еще дальше говорить. Формально мы говорим о том, что теперь есть такое ведомство, оно будет отвечать за и за пенсию, и за социальное обеспечение.


Игорь Артемьев:

Смотрите момент административной реформы. То есть, ну, во-первых, это деньги на содержание. Ни для кого не секрет, что Пенсионный фонд — это структура более расслабленная в том моменте была, чем фонд социального страхования. Притом, он состоял из нескольких элементов. Один из которых очень серьезно закрыт. Это все техногенные ситуации, все ситуации, связанные с непреодолимой силой. Второй момент — это социальное обеспечение незащищенных граждан, и очень много моментов было связано с этой путаницей. А кто за что и как? И вот здесь, с одной стороны, внутренние есть показатели эффективности. И вот, как я понимаю, все-таки Пенсионный фонд в этой части как бы немножко менее эффективен был, чем фонд социального страхования, плюс, системы кардинально разные в управлении. Я видел работу и одной системы, и второй, то есть пожестче с точки зрения фонда является все-таки фонд социального страхования, то есть за счет его особенностей финансирования. Плюс, у них есть все таки наработанные, есть механизмы. И вот здесь, как я понимаю, с одной стороны, это уменьшение действительно количества субъектов, которые надо распределять, которых надо контролировать и управлять. Это сокращение расходов государственных. Но еще один из моментов — это очень долго идет история о том, что социальная функция должна сосредоточена быть в одном органе управления, а не размазано. И вот здесь это соединение. Я не верю, что оно даже в ближайшие пять лет соединится с налоговой по одной причине, потому что там социальные выплаты. И вот эти назначения нам нужен второй орган, который будет проверять социальную направленность. Потому что Фонд социального страхования очень огромное количество несет задач, которые не свойственны налоговым органам как финансистам. То есть она не финансово несет. Они смотрят очень серьезно в сторону обеспечения. Кому что и по какой причине нужно давать. Вот этот момент тут разграничивать. Следующий момент для налогоплательщиков — это, конечно, один реквизит, вместо двух уже хорошо. Неплохо скажем, что они еще лучше сократили. И второй момент теперь меньше путаницы. Куда зачем ходить? Вот все-таки, я надеюсь, что вот это объединение позволит сэкономить сервера, сэкономить какие-то ресурсы, IT-составляющую. Вот уже одна из этих послаблений, связанная, например, с больничными. Я потрясающе удивлен, что можно зайти на Госуслуги. Не надо никуда ходить, ничего забирать. Теперь стоять в очереди, просто больничный подвешен. Хочу, предъявляю, хочу, не предъявляю. Сейчас документы не надо будет приносить, не надо будет говорить — а вот работодатель исчез. И куда мне деваться? Вот этот момент мы действительно делаем, что будет обратное. На первом этапе абсолютно верно. Почему-то такой большой лаг, очень большая путаница, там будет вот эта пертурбация, будут моменты, связанные со стыковкой. Очень разные системы управления были. Прямо кардинально разные. Вот вопрос внутри он будет.


Сергей Васильев:

Так они и останутся разными. Более того, я так понимаю, что когда два таких монстра сливаются в некую единую органическую систему, все равно высвобождается какое-то количество ресурса. Я в данном случае говорю о людях. Ну, по крайней мере, из той аналитики, которую я сегодня пролистал. Пока о сокращении не говорится, но тоже в то же время говорится о том, что Фонд социального страхования говорит зарплату прибавьте хотя бы до уровня Пенсионного фонда.


Андрей Лопатин:

Да, но там нужно посмотреть еще, история, она все даст ответы. Дело в том, что на протяжении двух или трех лет происходило укрепление, раньше был фонд по такому-то району, а другой фонд был по такому-то, а сейчас по три, по четыре района в одном фонде, это уже произошло, где нужно было. Ну, как-то произошли сокращения, что называется, но все-таки будем надеяться на то, что это делается ради блага. Потому что мне сложно представить, что пенсия, например, это не социальное явление и невыполнение обязательств государства, социальных обязательств перед гражданами. Ну, то есть, есть фонд социального страхования и есть Пенсионный фонд. Почему так? Ну, давайте будет фонд выплаты пособий на ежемесячно на ребенка.


Сергей Васильев:

Ну, понятно. Ну да. То есть фондов можно плодить огромное количество. Вопрос в их эффективности результативности. Давайте для того, чтобы закрыть тему коротенечко пробежимся еще по вытекающей отсюда истории, которая называется, вступает в силу закон о едином налоговом платеже. Сейчас хотелось бы короткие ремарки буквально с одной и с другой стороны. Сейчас уплата налогов производится отдельно и требует подготовки документов по каждому из них с 1 января. Взносы можно будет платить по одному, условно говоря, платежное средство будут перечисляться на единый налоговый счет. А далее налоговая служба самостоятельно будет их распределять по назначению. И тут мы как раз возвращаемся к моменту контроля. А кто будет следить за тем? А что значит по назначению и по какому это? По назначению?


Игорь Артемьев:

Для меня сразу как-то по сердцу немножко это резануло, потому что коротко об этой вещи нельзя разговаривать в принципе. Почему? Потому что это революционная вещь. Вот это реально революционная вещь с точки зрения вообще понимания бюджета. Туда заложена феноменальная вещь, что не моя проблема как налогоплательщика как вы там внутри своего бюджета распределяете свои деньги. Я заплатил государству положенную свою сумму, которая мне была положена. И вот все для этого и делалось. Мы тут уже шутили в этой студии, говорили, что появится кошелек, в который надо будет просто сбрасывать денежку, а там уже с нее будут списывать все. И вот здесь примерно та же история. Не все так гладко, на самом деле, с точки зрения само, потому что, с одной стороны, говорят, что там убрали декларации. На самом деле, есть другие вещи как заявление о распределении. Поэтому тут еще пока надо посмотреть. Есть нюансы какие. Огромный плюс этой всей истории для тех, кто платит. То есть, для большего насилия процентов 80-90 налогоплательщиков, обычных граждан, это благо, это благо. Вопросы будут у тех, у кого есть задолженности прошлых периодов. Вот здесь история неоднозначна, она еще пока не решена. И здесь очень сложный момент. Плюс огромный в чем? Что признано законодательно, что это деньги наши. Мы их можем вытаскивать, когда хотим. То есть, не позднее следующего дня эти деньги уже могут быть, даже если завтра срок уплаты, это все равно ваши деньги. Раньше такого не было. Деньги поступили в казначейство, все ребята, вы на них потеряли как бы. Следующие блага для меня, потому что я в свое время потерял больше 100 000 ₽ таким способом. Это то, что нет трехлетнего периода больше, просто нету его. Все это мои деньги, нельзя их забирать. То есть, три года прошло, пять лет, прошло они мои, вот они там лежат, будьте добры, распределять, потому что так бывает. Следующий момент, очень важного блага — это момент, связанный с тем, что нет пеней, потому что я могу, если мне не хочется, ну, вообще думать об этом, забросить примерно сумму, которую я знаю. Даже считать не надо. Вот забросить примерно сумму, пусть она там лежит. Если вдруг вы там по дате какой-то спешите. Мне нужно всего два реквизита ИНН, соответственно, и сумму. Если я не ошибся в ИНН своем, то все она не выяснена, улетать технически сложнее ей раньше, ошиблись, там период не так показали. А за какой платеж отсчитывать? Нюансы связаны с тем. А вот я написал другой год. А почему мы зашли в другой год? Все это вся история улетает. И вот это все плюсовая история, очень серьезная здесь. Вот сделали феноменальную вещь. Для меня вот эта новость одна из самых главных этого года, наверное, именно с точки зрения налогов, потому что сделали единый срок уплаты. Мне не надо 57 сроков запоминать. Вот вам 28 число и все. И все остальные вещи до 25 посылайте. Вот примерно все. Теперь некое понимание, упрощение. Но еще раз говорю, для тех людей, для кого налоги — непрофессиональная работа, для тех, кто не является предпринимателями, кто просто обычно платит свои налоги, это дикое благо. Это такой же кошелек. Вы туда можете закинуть денежку. Вот этого нет нигде в мире. Я это на сегодняшней знаю точно, что даже там прогрессивные, все эти истории, их нет. Вы сможете делать и автоплатеж знает на этот счет. А самое главное, вы можете просто брать и бросать по вашему номеру телефона деньги даже заполнять ничего не придется. И эта функция, которая тоже предусмотрена в этой штуке, чтобы государство такое сделало,10 лет назад меня посчитали умалишенным. Вот если так все будет работать, то было бы вообще круто. А я себе другие ситуации представляю. Ты видишь расшифровку. Но даже у обычного человека мы берем и у тебя там транспортный налог, земельный налог, квартира у тебя, ты понимаешь, за что ты платишь? Почему и как? И самое интересное, что у всех остальных тоже понимание есть. За что ты конкретно заплатил? Ну, не знаю, не дай бог, свет выключили у этой системы, которая все это распределила. Ну, такая банальная вещь — хакерская атака. Ну, вот просто вот что-то полетело. У нас вот эти вот сюжеты с переплатами или не доплатами по одному налогу, и по другому, особенно вот эти, помните, когда кто-то даже подсчитывал, что 75 ₽ обходится государству написать письмо и отправить его. А пени в 0,1 копейку, да? Вот эти сюжеты. Вот если они уйдут, то было бы хорошо. Но если они вот за это и замазанностью одной общей цифры, например, потеряются и сам человек и остальные не смогут идентифицировать а куда оно разошлось? Вот это будет страшно. Но я все-таки надеюсь, что этого будет. Вот здесь очень важный момент. Я почему говорю для ну, для граждан, которые в большинстве своем не профессионально связаны с налогами? Почему? Потому что вот сейчас делается история следующая, помимо вот этого кошелька, никто не исключал финансовую грамотность, что надо заходить в личный кабинет хотя бы и смотреть, за что тебе эти налоги берут. Там есть расчетная история хотя бы раз. Там до этого периода зайди и посмотри. Я прекрасно понимаю, о чем говорит Андрей, но говорю мы с этими штуками сталкивались очень серьезно и очень много. Например, была история, когда система забыла один нолик, поставила один нолик плюсом просто к налогам. И бабушке пришла такая квитанция. Бабушка очень сильно удивилась, если не сказать сердечный приступ и прочие вещи. Почему так происходит? Есть другие истории, когда эти суммы вообще непонятно, откуда берутся. Да, но мы надеемся, и мы действительно говорим о том, что вот эта история, если она уберет наши вопросы, особенно пени, по этому налогу заплатил по другому не заплатил. Если она их уберет, для большинства это решит вопросы. Для тех, для кого это профессиональная деятельность, это предприниматели в первую очередь, там очень все неоднозначно.


Андрей Лопатин:

У меня, извини, перебью. Просто, знаете, я сейчас просто вернулся на три года назад и заново переживаю вот эти сердечные волнения. Один раз в жизни я получил постановление от пристава о том, что мне нужно в течение трех дней заплатить полтора миллиарда рублей. Вот вы представляете, что чувствует человек. И, соответственно, мы позвонили приставам и сказали вы поправьте, измените. Я ни в чем разбираться не буду, платите, сколько должны. Но я понимаю, что через три дня придет арест, и он придет не настолько, насколько мы должны. А нас то сколько забито в постановлении. То есть на полтора миллиарда, мы судились, наверное, месяцев восемь с ФССП. Отстояли свою правоту.


Сергей Васильев:

И это при том, что ты не забывай, что ты профессиональный юрист, да? У меня другая немножко история в голове. Давайте тогда будем заканчивать. Но перед тем, как прервемся на рекламу, а может быть, не совсем корректное сравнение, но когда-то платежки, которые приходили жилищно-коммунальные, они были единым форматом. И любая бабушка могла совершенно спокойно взять карандашик и посчитать, прикинуть, или знала, какая копейка за что уходит. Потом у нас произошло разделение. Сейчас мы опять начинаем образовываться. Но какого черта у тебя 15 бумажек и ты ничерта не понимаешь, где в какой момент тебя нагнули, потому что ты четко видишь, что ты переплатил. Вот если у нас не получится вот этого упрощения, которое приведет к тому, что люди совершенно разучатся смотреть, заходить в то, о чем говорил Игорь, заходить в личный кабинет и смотреть, какие налоги и за что он заплатил тогда это, наверное, ну, действительно, ближе к благу, если ошибок будет меньше.


Сергей Васильев:

О Благости поговорили. У нас же государство как правильный завхоз: одной рукой печеньки на стол, другой — сгущенку со стола. Чтобы не привыкали, не дай Бог, как говорится, скидка нам на уплату госпошлины через Госуслуги будет отменена с 1 января. До недавнего времени можно было часть государственных муниципальных услуг оплатить со скидкой в 30%. Но Минфин уже рассчитал бюджет следующего года без данного дисконта. Минцифры, которые курирует проект Госуслуг, считает, что такая возможность больше не привлекает новых пользователей. Вот они, как считают, а поэтому уже нецелесообразно. То есть, жили себе люди, могли со скидкой в 30% чего-то оплатить. А теперь оказывается, что они просто были в пуле новопривлеченных.


Игорь Артемьев:

На самом деле, это маркетинговая стратегия, мы привлекаем к новому ресурсу. Здесь, в принципе, интересно и логично. Это, знаете, мне вспоминается теперь история, как поменялась за это время отношение к штрафам и скидкам за штраф за 50%. Здесь история была изначально понятна, зачем она делалась. Это привлечение новых пользователей, действительно, к новому ресурсу и создание к нему доверия. Самым главным стимулятором, который помогает этому, являются все-таки деньги. Вот эта экономия и вот эта польза, она как бы сработала, и она действительно работала в какой-то момент. Госуслуги стали у нас, ну, безальтернативной, наверное, историей. Я говорю, я сегодня вот не представляю себе, сегодня я заходил как раз сделать одну из сделок. Я зашел в МФЦ, мне там тут же говорят — а на Госуслуги свои зайдите. Я сказал — пожалуйста, жена, посмотри, сколько заняло все общение с государством, мне прям сильно интересно. Мы посмотрели — 18 минут на все остальное. Это еще с уплатой госпошлины в этот момент с моего же телефона и еще сразу с пересыланием человека туда же. Я говорю: как 18 минут, ребята, ну, как сделка по недвижимости завершилась за 18 минут. Действительно, считается на сегодняшний день очень серьезная работа ведется по экономической составляющей.


Андрей Лопатин:

На самом деле, я слышал как-то интервью у одного человека, он живет в России, хотя из Франции, или из Англии. Он держит в России бизнес, и он рассказывает о соотношении с их культурой. И он говорит, что Госуслуги это, в принципе, феномен. А «Сбербанк онлайн» — это вообще разрыв всей банковской системы, потому что, чтобы ему сделать любой инвойс, ему нужно там чуть ли не лично в банк прибежать и так далее. Все это, в принципе невозможно. И с одной стороны, я ко всему присоединяюсь, что действительно это все хорошо. С другой стороны, вот раз испытав такие же ощущения и чувства, я всем рекомендую эту книгу Роберта Челдини. Вот есть описание прямо фактологии. И там как раз пример с налоговым уведомлением. Там приводится пример одного из городов, в котором очень было плохо с уплатой налогов. И налоговая придумала не просто говорить о том, что вы заплатили столько-то, а вы заплатили столько-то. И благодаря этому в том месте, где вы живете, вот конкретно рядом с вашей улицей сделали вот это, вот это. И потрясающая статистика выросла, просто вырос сбор налогов и добровольные уплаты, вот конкретно меня касается. И мне очень бы хотелось, чтобы мы перешли на какой-то такой уровень технологический и содержательный. Это было бы, наверное, вообще уникально.


Игорь Артемьев:

В свое время попытались сделать народный бюджет, рассказать, куда идут деньги и чтобы голосование было за каждый объект. На самом деле всегда говорят действительно, что налог же это что? Это враг для общественного блага. Так вы покажите это благо. И вот эта книга феноменальна. Но она работает, когда гражданин уже созрел к этому моменту. Вот мы до паузы говорим о фразе — хотя бы заходите один раз в год в свой личный кабинет.


Сергей Васильев:

Ну, это же то, о чем мы говорим уже ни первую, ни вторую, ни десятую программы. Пока базовый уровень экономического образования у людей и уровень доверия к государству не повысится. У нас же как рассуждают из серии «Чего я туда пойду смотреть, все равно найдут место, где меня хлопнуть», условно говоря, какая то вот такая. С 1 января долги по просроченным штрафам ГИБДД и другим задолженностям будут автоматически списывать с банковских карт и счетов граждан. Для этого правительство запустит сервис «Цифровое исполнительное производство». Искусственный интеллект будет искать все счета должника и списывать деньги как только истечет срок оплаты. Судебным приставам не обязательно будет обращаться в банки за информацией, выписывать предписание по списанию данных средств.


Игорь Артемьев:

Очень огромное количество того, что сегодня происходит неправомерно в рамках списания задвоений, дубляжей, клонов и всего прочего. Вот как там будет работать? Вот к ней огромный вопрос. Если она заработает на уровне того, что есть сейчас ускорит тот процесс, который сейчас, но это будет ужас, это будет прямо ужас.


Андрей Лопатин:

Тебе выписывают штраф ГИБДД. Ты пошел оспаривать в суд. В ГИБДД об этом информации еще нет. И она не синхронизирована. Документы на списание с тебя этого штрафа уже отправили приставам. Ты там в суде ждешь дату судебного заседания, которое в лучшем случае через три месяца, у тебя с карточки списали деньги. Ты выходишь в судебное заседание, а тебя судья спрашивает — у вас уже штраф оплачен? Значит, свою вину признаете. Понимаете, вот на этом дибалансе разные системы. Порядка там не будет в ближайшие годы Там нет этой интеграции, там разное. Каждое ведомство отвечает за свое. Ну, вот они пошли судиться и все. И меня что это волнует, что ли? Я как узнаю о том, что они подали жалобу.


Игорь Артемьев:

Я говорю, что если, не дай бог, мы ускорим, то, что есть сейчас, это прямо будет катастрофическая проблема. И это проблема, которая ляжет не только на юристов, она ляжет фантастически на суды, на всю систему. И мы получим завал. Просто с этими делами мы уже видим позицию Верховного суда, что уже приставы не всегда виноваты, когда виноваты, что не всегда с них можно взыскивать. Это уже начинается история об этом.


Сергей Васильев:

Ну, абсолютно острая. Еще учитывая массовую закредитованность населения и несмотря на вроде бы высокий и средний уровень заработных плат, фактически не очень высокие заработные платы, это может превратиться в снежный ком. Ну, вот по личным ощущениям.


Игорь Артемьев:

Есть платежи, например, по ипотеке, вы прекрасно туда положили денежку. Вы просчитали ее. А тут приставы дважды, например, списали. Вот они списали автоматически. А вы не знаете об этом. И в этот же день у вас списание по ипотеке. А вот это уже огромные проблемы коммуникаций между ведомствами, структурами. И вот эти вот отношения я говорю, это очень острый вопрос.


Сергей Васильев:

Ну, это единственно остается подождать и посмотреть, как это будет. Хотя, я думаю, что через несколько месяцев мы уже услышим что-то интересное. А вот интересная штука — больничные для исполнителей по договорам гражданско-правового характера с 2023 года. Специалисты, которые предпочитают работать по данным договорам смогут выйти на больничный и получать от нового социального фонда выплаты по болезни, это связано с введением единого взноса нового социального фонда, и договоры гражданско-правового характера тоже будут облагаться вот этим самым взносом.


Игорь Артемьев:

Здесь два нюанса. Первый нюанс. Раньше тоже они могли облагаться, если человек сам зашел в добровольную историю. Да, была маленькая сумма, которая не значительна была для работодателя. И вот чаще всего кто-то забыл ее платить, кто-то ее платил, когда платили, оно все работало как сейчас. И вот этот вот нюанс он был непонятен, он абсолютно не логичен. И вот здесь его уравняли, сказали: нет, ребята, все платят. А раз все платят, то и в систему страхования ты входишь. Здесь вот этот нюанс несправедливости был просто устранен.


Андрей Лопатин:

Ну, я здесь маленько другого мнения. Вот почему, большинство наших слушателей должны понимать, что фактически работа возможна по двум случаям. Первый сюжет — это трудовой договор, это есть правила, распорядок дня, это есть руководитель, который ставит непосредственно задачи. Есть должностные инструкции, есть отпуска, и в том числе есть оплата больничных и так далее. Гражданско-правовой договор — это такая штука, которая позволяет избежать, например, избежать сюжета с больничными и с отпусками. Там есть заказчик, есть исполнитель. И очень многие работодатели использовали эту схему, потому что они не все готовы, например, оплачивать отпуск, есть временный характер работы и нет должностных обязанностей. Ты можешь это делать ночью и так далее. Есть конкретная задача или оказанная услуга, которую должен выполнить. Соответственно, получается ситуация следующая — по этому поводу есть достаточно серьезное количество споров. Работодатели они, например, заключают гражданско-правовой договор, определенные госорганы пытаются его признать трудовым и сказать: ребята, вы здесь налогов не доплачивали и так далее. И одним из доказательство было то, не было никакого больничного, нет отпуска и так далее. Как сейчас складываться будет практика, при том, что фактически это будут идентичные вещи и для многих предпринимателей это станет действительно проблемой, потому что они вынуждены сейчас пересматривать свои старые взаимоотношения, бизнес-процессы и так далее. Здесь правды будет на их стороны поменьше, им будет посложнее.


Сергей Васильев:

Ну, у меня складывается ощущение, что вот такими резкими цифровыми движениями в сторону цифровизации экономики, а мы наблюдаем это вот с вами в реальном времени на протяжении последних нескольких лет, прямо очень резко мы туда побежали, мы можем получить эффект обратный предполагаемому, то есть, тот эффект, который мы хотим, это все по-честному, без обмана. Белая зарплата исключительно. Мы можем таким.


Андрей Лопатин:

Экономика прет, и технологии идут, а право оно остается там, регулирование оно такое инертное достаточно, нужно либо делать все в комплексе, либо давать какой-то временной лаг на введение. Это будет проект, ребята, там через полгода будет вот так. Но за прошлый год 650 с чем-то законов приняла Госдума. Ну, не все читают эти законы. Ну, я уж не говорю про подзаконные акты.


Игорь Артемьев:

Я больше скажу, не все профессиональные юристы еще до сих пор прочитали все, что было сделано. Я скажу про себя, что я не все еще прочитал. У меня еще даже времени не было все дочитать, просто дочитать. Вопрос задали коллеги — а как не потеряться предпринимателю в сегодняшних нововведениях? Никак. Либо пойти и получить юридическое образование.


Сергей Васильев:

Ну, в нашем государстве нужно получить еще медицинское образование, педагогическое, нормальное образование и еще несколько для того, чтобы жить, а жить-то когда?


Игорь Артемьев:

Это как раз вопрос очень важный. Здесь момент какой, здесь даже вопрос не в цифровизации. Здесь вопрос в том, что мы поставили себе, что социальные гарантии — это приоритет, и в сегодняшних реалиях это так и есть. Все, что было недоделано, пытаются быстро сделать. Но вот эта координация, она сейчас крайне важна. Если хорошая стратегия, хорошие мероприятия, но при этом исполнение страдает или человек не понял вообще, для чего это делалось. Вот здесь начинается дикий рассинхрон.


Сергей Васильев:

Господа, хотел сказать вам огромное спасибо. В гостях у меня были Андрей Лопатин, юрист, руководитель группы компаний «Правовая информатика» и Игорь Артемьев, налоговый эксперт.